«Узнаваем в движении». Интервью с художником Радиком Гарифуллиным

«Узнаваем в движении» Интервью с живописцем, графиком, членом Союза художников России с 1996 г. Радиком Гарифуллиным

«Узнаваем в движении»

Интервью с живописцем, графиком, членом Союза художников России с 1996 г. Радиком Гарифуллиным

— Когда и где вы родились?

— Родился 3 октября 1959 года в Уфе.

 

— Расскажите, пожалуйста, о родителях, о ваших детских воспоминаниях.

— Родители переехали в Уфу из района. Работали оба на Химпроме, мать лаборанткой, отец со временем, окончив нефтяной техникум, стал начальником вспомогательного цеха № 31. В детских воспоминаниях — огромные тополя и запах химии. Как не удивительно, он мне до сих пор нравится. Мы жили в одном из бараков по улице Войкова на территории Химпрома. Отец приносил с работы рулоны тонкой очень белой разлинованной бумаги для диаграмм. Я рисовал на них. Не помню, что именно я рисовал, помню это чувство, что моя идентичность – оставлять следы.

— Я правильно вас понимаю, что идентичностью вы называете то, что свойственно лично вам и отличает вас от других?

— Да.

— Что вас подтолкнуло на путь художника?

— После армии закончил пищевой техникум. Проработал месяц техником-механиком на кондитерской фабрике. Дело не в величине зарплаты, а в рутине. Нет впечатлений никаких, ты привязан к этим станкам от звонка до звонка. А у меня в памяти, что родители так жили… Поступил в вечернюю художественную школу №2, где тогда только после института начал преподавать Расих Ахметвалиев. Легко поступил, легко отучился.

— Но почему всё-таки художественная школа?

— Другого варианта для меня просто не было.

— На что вы жили, когда там учились?

— Я работал в Академии наук, художником-оформителем в магазине на Зорге, во вневедомственной охране.

— И параллельно работали над картинами?

— Да, дома. Мастерской тогда ещё не было. Начал участвовать в выставках «Чингиз-Хана». Кстати, работу, которую потом приобрела Третьяковская галерея, я писал в 1992 г. рядом с мусоропроводом из-за ее большого размера.

— Вот так и верь в фен-шуй… К какому направлению живописи вы относите своё творчество?

— Сейчас это абстрактная живопись. Её интересуют только три вещи – цвет, форма и взаимодействие между ними.

— Расскажите об изменениях, которые произошли со временем в ваших полотнах.

— Мои более ранние работы узнаваемы по многочисленным картинам в одной картине. Ещё по наслоению цветов. Я сейчас отказался от той тяжёлой техники, которую использовал много лет, когда накладывал слой краски, а потом счищал. Теперь накладываю, определенным образом перевожу обратную часть и наклеиваю на холст. Всё.

— А краска?

— Акрил, раньше маслом работал. Я для себя со временем сформулировал, почему выбрал именно абстрактную живопись. У меня есть собственный критерий — если, глядя на картину, то же самое можно донести до зрителя словами, то это к живописи имеет опосредованное отношение. Ещё Кандинский говорил, что абстрактная живопись ближе всего к музыке. Он стремился к тому, чтобы «зритель вращался в ней, и самозабвенно растворялся», имея в виду картину.

Я не даю своему зрителю повода для ментала. Возможно они видят свои мыслеобразы, защищаясь так от чистого созерцания. Но так делают не все.

— Как называется ваша выставка, которая открылась в октябре в «Мирасе»? Сколько там работ представлено?

— «NEW», 30 работ.

— Покупают?

— Да.

— Ваши картины есть не только в музеях, но и в частных коллекциях. Сколько их Юрий Григорович приобрел в свое время?

— У него более десяти моих работ.

— Что привлекает поклонников вашего таланта?

— Я у Хайдара Кульбарисова спросил на открытии выставки, что он думает о моих последних работах. Он ответил: «Неожиданно». «А если бы ты меня не знал?» «Если бы я пришел сюда, не зная, что это твое, я бы довольно быстро понял, что в Уфе это только ты, скорее всего, мог сделать. Ты узнаваем в движении».

Теперь всё моё внимание сосредоточено на новой технике, там есть свое продолжение, я его начинаю нащупывать. Ещё есть желание поделиться опытом. В прошлом году возникла мысль о проекте «Сопромат». Желающие могут у меня научиться навыкам обращения с материалами, работе с цветом, фактурой.

— Не обязательно иметь художественное образование? Как попасть на ваши занятия?

— Нет. Информация о проекте на моей страничке в Фейсбуке.

— Техника указывает вам путь?

— Она всегда меня вела. Художник должен позаботиться о хорошем почерке, прежде чем что-то сказать человечеству.

Беседовала Елена Синицына

Посмотреть работы Радика Гарифуллина и проголосовать за них можно в галерее нашего проекта.

Выставка «NEW» продлится до 14 ноября 2017 года.

#ЛюбимыеХудожникиБашкирии

2017-11-09T19:22:16+00:0009 ноября 2017|Categories: В гостях у башкирских художников|